padsel: (Page&Jack)
Куликовы запаздывали.

— Ну, позвони еще раз, — нетерпеливо напомнил Петр Кузьмич жене

— Так звонила только что, абонент недоступен…

— Ну тогда без них на шашлыки поедем! Сами виноваты! Нас тоже ждать никто не будет, все уже небось, давно собрались.

— День Победы, всё же, — неуверенно возразила жена, — они всерьез обидятся…

Раздался звонок в дверь.

— Ну вот и они, — Петр Кузьмич вышел в прихожую и открыл.

В квартиру ввалились два здоровяка, ряженые в военную форму, стилизованную под 30–е: синие фуражки, синие галифе, гимнастерки цвета хаки.

— Это ваша машина? — с ходу, в лоб, даже не поздоровавшись, спросил один, протягивая Петру Кузьмичу фотографию.

— Моя, — ответил Петр Кузьмич с ёкнувшим сердцем, — что с ней?

— Не волнуйтесь, с ней все в порядке. А вот надпись «1941–1945! Можем повторить!», это вы сами наклеили?

— А вам какое дело, — ответил Петр Кузьмич с вызовом, — имею право!

— Нет, нет, конечно имеете право, — заверил его один из ряженых, — мы тут собственно, как раз для этого, чтобы помочь вам реализовать это ваше право.

— В смысле? — не понял Петр Кузьмич.

— Ну в смысле, вы же сами написали на машине «Можем Повторить». Вот мы и предлагаем поехать с нами и повторить то, что было в 1941–1945 годах. Раз уж вы высказали такое пожелание, — отчётливо выговорил он, глядя в недоумевающие глаза Петра Кузьмича.

— А–а–а! — Так вы реконструкторы? — наконец догадался Петр Кузьмич. — Спасибо, ребята, за приглашение, но как–нибудь в другой раз. Сегодня праздник, мы едем на шашлыки, у нас большая компания…

— Знаем, — перебил его ряженый — так в том–то и дело, что вся ваша компания — у нас, все уже переоделись, только вас не хватает.

— И Куликовы? — спросил Петр Кузьмич, вспомнив, что Игорь как раз вчера вроде бы намекал на какой–то сюрприз на шашлыках.

— Игорь Иванович Куликов ждет вас в машине, внизу, — отчетливо сказал другой.

— Ну это как–то неожиданно всё, надо собраться, подготовиться…

— Вам всё дадут! Всё уже готово, ждем только вас.

— Ну минутку, сейчас жена переоденется.

— За ней потом заедут, у нас там внизу АМО–ЗИЛ, полуторка, грузовой, не для женщин. За ней через полчаса легковая машина заедет.

— Эмка, — уточнил другой, — в смысле — ГАЗ–М.

У подъезда и в самом деле стоял раритетный довоенный автофургон. На нем была аутентичная, довоенным шрифтом надпись «Хлеб» и вполне современная графика, с георгиевской ленточкой, российским триколором и большой надписью «1941–1945! Приглашаем повторить!»

— Круто! — восхитился Петр Кузьмич и пролез вовнутрь.

Следом влезли ряженные. Дверь с шумом захлопнулась, фургон тронулся, толчком опрокинув Петра Кузьмича на скамейку.

Read more... )


(C)

Profile

padsel: (Default)
padsel

April 2017

S M T W T F S
      1
2345678
91011 12131415
16171819202122
23242526272829
30      

Syndicate

RSS Atom

Page Summary

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 22nd, 2017 02:39 am
Powered by Dreamwidth Studios